РЕКЛАМА

Актуальность проблемы ведения женщин с воспалительными заболеваниями кишечника (ВЗК) в период беременности не вызывает сомнений в связи с тем, что практически у всех женщин, страдающих язвенным колитом (ЯК) или болезнью Крона (БК), развитие этих заболеваний приходится на детородный возраст.

Вопрос о возможности беременности у женщин с ВЗК до настоящего времени решается неоднозначно. Отсутствие у врачей информации об особенностях течения беременности, безопасности современных методов лечения приводит к необоснованным выводам о недопустимости беременности у этой категории больных. В то же время отказ от деторождения приводит к тяжелым психосоциальным последствиям и негативно влияет на качество жизни женщин.

Большинство накопленных к настоящему времени работ, посвященных изучению ВЗК в период беременности, являются неконтролируемыми и выполненными на небольшом клиническом материале. Судить по результатам этих исследований об особенностях течения ВЗК у женщин в период беременности далеко не всегда представляется возможным. С этой точки зрения заслуживает внимание крупное проспективное контролируемое рандомизированное исследование, законченное в 2008 г. под руководством ECCO (European Crohn`s and colitis organization). В исследовании приняли участие 500 пациенток [10]. Цель этого и немногих других контролируемых многоцентровых исследований: найти ответ на ряд не решенных до настоящего времени вопросов, связанных с течением ВЗК у женщин репродуктивного возраста. Прежде всего, предстояло определить, влияют ли ВЗК на фертильность.

ВЗК и фертильность. До недавнего времени считалось, что способность к деторождению у пациенток с ЯК и БК существенно снижена (66% при БК и 49% при ЯК) [21]. Однако накопленные и суммированные к настоящему времени данные свидетельствуют, что снижение фертильности у пациенток с ВЗК отмечается лишь в 7–12% случаев [28, 50].

Анализ результатов ряда работ показывает, что меньшее число беременностей у пациенток с установленным ВЗК может быть обусловлено нежеланием женщины иметь беременность на фоне ВЗК и соблюдением ими контрацепции [14, 25].

У пациенток с БК снижение частоты наступления беременности может быть связано с нарушением менструальной функции на фоне высокой активности заболевания и в результате развития спаечного процесса в малом тазу после хирургических вмешательств [4, 14, 25, 33].

Что касается ЯК, то к настоящему времени считается, что у женщин, страдающих этим заболеванием, способность к зачатию существенно не нарушена [25]. Однако следует отметить возможность снижения фертильности после хирургических вмешательств (тотальная или субтотальная колэктомия, резекция толстой кишки с наложением илеоанального анастомоза или илеостомы), вследствие развития спаечного процесса в брюшной полости [27, 43, 45].

Таким образом, у пациенток с ВЗК меньшее число беременностей определяется целым рядом причин. Анализ имеющихся в современной литературе данных и опыт наших собственных наблюдений дают основание сделать вывод, что положительный исход беременности во многом зависит от степени активности процесса в кишечнике в момент ее наступления, поэтому в программу ведения беременности необходимо включать рекомендации по ведению пациенток еще на этапе планирования зачатия.

Второй не менее важный вопрос, обсуждаемый в литературе, касается влияния воспалительного процесса в кишечнике на течение беременности.

Влияние ВЗК на течение беременности. К настоящему времени преобладает мнение, что влияние ВЗК на течение и исход беременности определяется активностью ЯК и БК на момент зачатия и в период беременности [5, 7, 12, 13, 14, 19, 20].

Среди осложнений беременности отмечаются: невынашивание (преждевременные роды, самопроизвольные выкидыши) и гипотрофия плода [6, 14, 21, 28, 39, 48].

При этом степень активности воспалительного процесса в кишечнике во многом обусловливает прогноз течения и возникновения осложнений беременности. Считается, что при высокой активности БК процент неосложненных беременностей составляет лишь 54%, тогда как при неактивном заболевании — 80% [1, 17]. Известно, что процент осложненных беременностей кратно возрастает при активности ВЗК в период беременности. Так, при активной БК риск преждевременных родов увеличивается в 3,5 раза, самопроизвольных выкидышей — в 2 раза [17]. При этом заболевании чаще производится искусственное прерывание беременности и кесарево сечение [10].

При ЯК вероятность развития неблагоприятных исходов беременности также зависит от активности воспалительного процесса. При активном процессе в кишечнике частота преждевременных родов увеличивается в 2 раза, а самопроизвольных выкидышей в 2,3 раза по сравнению с беременностями, протекающими на фоне неактивного заболевания [17]. Дебют ВЗК в период беременности значительно повышает риск развития осложнений, как беременности, так и самого заболевания [7, 41].

Таким образом, в целом прогноз в отношении перинатальных исходов при ВЗК благоприятен, если нет активности ЯК и БК в период беременности.

Исследователи, занимающиеся проблемой ВЗК у женщин детородного возраста, в течение многих лет предпринимают попытки выяснить, оказывает ли беременность влияние на течение процесса в кишечнике. Ниже представлено состояние этой проблемы на данном этапе.

Влияние беременности на течение ВЗК. Известно, что когда на момент наступления беременности ВЗК находится в стадии ремиссии, то в 2/3 случаев ремиссия сохраняется и во время беременности [29, 36, 39, 50]. Частота развития обострений ЯК и БК не отличается от наблюдаемой у небеременных пациенток. Если на момент зачатия отмечалось обострение ВЗК, то примерно в 30% случаев активность сохраняется, в 35% — возрастает и в 35% — стихает. Обострения чаще развиваются в I триместре беременности, после абортов и после родов. В исследовании Modagam и соавт. обострение ВЗК в послеродовом периоде наблюдалось в 13% случаев у пациенток с неактивным заболеванием во время беременности, тогда как у пациенток с активным заболеванием — в 54% случаев [36].

Рецидивы ВЗК часто возникают в результате отказа женщин от приема лекарств при наступлении беременности [7]. Несмотря на то, что прием препаратов 5-аминосалициловой кислоты (5-АСК) (месалазин) разрешен FDA (Food and Drug Administration, США) к применению в этот период (в дозе до 2–3 г/сут), многие пациентки прекращают лечение с момента установления беременности.

Представленный ниже клинический пример демонстрирует активное течение ЯК на протяжении беременности, наступившей на фоне умеренной активности заболевания и отсутствия адекватной терапии.

Случай 1. Больная Х., 20 лет. Страдает ЯК с 17 лет, когда впервые возник учащенный кашицеобразный стул до 15 раз в сутки с примесью крови и слизи. При обследовании диагностирована тотальная форма ЯК. Проводилось лечение сульфасалазином, свечами с преднизолоном с положительным эффектом. В дальнейшем обострения заболевания возникали 3–4 раза в год. Спустя три года от начала заболевания возникла первая беременность на фоне умеренно активного воспаления в кишечнике. От приема поддерживающей терапии препаратами 5-АСК пациентка отказалась из-за опасения неблагоприятных эффектов терапии на развитие плода. Со срока 8 недель беременности и в дальнейшем на всем ее протяжении отмечался учащенный стул до 7–8 раз в сутки с примесью крови и слизи. Беременность протекала с явлениями угрозы прерывания, наблюдались лабораторные признаки железодефицитной анемии и гипопротеинемии. Тем не менее, от проведения лечения пациентка отказалась. Со срока 34 недель беременности был начат прием сульфасалазина в дозе 1,5 г в сутки без значимого клинического эффекта. Самопроизвольные роды произошли в сроке 39 недель беременности. Родился мальчик весом 3100 г, ростом 50 см. В послеродовом периоде у пациентки сохранялся учащенный стул до 7–8 раз в сутки с примесью крови. На фоне терапии препаратами 5-АСК (Салофальк), клизмами с гидрокортизоном возникла ремиссия заболевания. В качестве поддерживающей терапии назначены препараты 5-АСК (Салофальк) в дозе 2 г/сут.

Данный клинический случай показывает, что умеренная активность ЯК на момент зачатия при неадекватном лечении может способствовать сохранению и повышению активности ВЗК как на протяжении беременности, так и в послеродовом периоде. Все это указывает на необходимость планирования беременности на период ремиссии ВЗК, а при возникновении обострения — проведения соответствующей терапии.

С целью изучения особенностей репродуктивной функции, течения беременности и родов у женщин, страдающих ВЗК, нами обследовано 219 женщин репродуктивного возраста. Из этого числа пациенток была выделена группа углубленного изучения численностью 64 человека (38 — ЯК, 26 — БК). В зависимости от наличия ВЗК на момент наступления беременности было выделено две подгруппы: женщины, имевшие беременность до возникновения ВЗК, — I подгруппа, и женщины, у которых беременность наступила на фоне ВЗК либо заболевание возникло во время беременности, — II подгруппа.

В целом женщины наблюдаемой группы суммарно имели 180 беременностей. Из этого числа 100 беременностей (55,6%) наступили до развития ВЗК и 80 (44,4%) — на фоне ВЗК. По результатам проведенного анкетирования были выявлены причины меньшего числа беременностей во второй подгруппе: нежелание женщины иметь беременность, проблемы с наступлением беременности и изменения в сексуальной сфере на фоне активного заболевания.

Трудности с наступлением беременности при ВЗК чаще наблюдались у пациенток второй подгруппы.

Отмечено, что желанными были и пролонгировались лишь 90 беременностей (50%). Из этого числа 52 беременности (57,8,%) возникли до появления первых симптомов ВЗК и 38 (42,2%) — на фоне установленного ВЗК.

Желанные беременности закончились нормальными родами в изучаемой группе в 53 случаях (60%), в то время как в контрольной группе — в 89%. Осложненная беременность имела место в 11 случаях (21,2%) в I подгруппе и в 19 случаях (50,0%) — во II подгруппе наблюдения. В контрольной группе этот показатель составил 30,1%. В группе женщин с ВЗК был выявлен широкий спектр осложнений (невынашивание беременности, врожденные пороки развития плода, антенатальная гибель плода, гипотрофия плода). У 26 женщин, имевших беременность до развития ВЗК, в тот период родилось 42 ребенка, в то время как у 28 женщин, имевших беременность на фоне ВЗК, — 32 ребенка. Врожденные пороки развития плода наблюдались в 1,9% случаев в первой подгруппе и в 5,3% — во второй. Прерывание беременности по медицинским показаниям проводилось в 1,9% случаев в первой подгруппе и в 13,2% — во второй. Случаи развития гипотрофии плода в первой подгруппе выявлены в 18,2% случаев, во второй — в 27,8% случаев. Во второй подгруппе средний вес новорожденных был ниже, чем в первой: у пациенток с ЯК это отличие составило 427 ± 114 г, у пациенток с БК — 352 ± 123 г.

Антенатальная гибель плода не отмечалась в первой подгруппе, в то время как во второй подгруппе она составила 5,3%. Значительный процент осложнений беременности у женщин, страдающих ВЗК, наблюдался, в основном, на фоне выраженной активности воспалительного процесса в кишечнике (78% случаев).

Таким образом, женщины с активным ВЗК в период беременности составляют группу риска перинатальных осложнений.

Результаты нашего исследования показали, что беременность не оказывает существенного влияния на течение ВЗК. Однако если обострение возникает на фоне беременности (37,9%), то при отсутствии адекватного лечения в 72,7% случаев активность воспалительного процесса в кишечнике сохраняется и может сопровождаться развитием осложнений, особенно в послеродовом периоде. В 27,3% случаев возникает спонтанная ремиссия. Это дает основание для вывода о необходимости планирования беременности на период ремиссии ЯК и БК, а при возникновении обострения во время беременности — проводить адекватную терапию заболевания.

Предметом дискуссий остается вопрос о способе родоразрешения при ВЗК.

Роды у пациенток с ВЗК. Известно, что пациенткам с ВЗК чаще производится родоразрешение путем операции кесарева сечения, чем в общей популяции [26, 32]. Причины таких вмешательств: наличие илеостомы или активная форма БК с перианальными поражениями и рубцовыми изменениями промежности.

Выбор способа родоразрешения у женщин с ВЗК определяется акушерскими показаниями. Исключение составляют пациентки с перианальными формами БК, при наличии кишечной стомы и поуч-анастомоза. В этих случаях целесообразным является проведение кесарева сечения.

Вопрос о повышении риска развития перианальных осложнений БК после эпизиотомии остается спорным. Последние данные свидетельствуют об отсутствии существенного риска возникновения перианальных свищей после эпизиотомии [17].

Имеется ряд особенностей обследования пациенток с ВЗК в период беременности.

Диагностика ВЗК во время беременности. Возможности проведения диагностических мероприятий во время беременности ограничены. Диагностическая ценность лабораторных исследований (показателей уровня гемоглобина, альбумина) во время беременности снижена вследствие физиологической гемодилюции. В качестве маркера активности воспалительного процесса может использоваться определение уровня С-реактивного белка [49]. Из эндоскопических методов исследования относительно безопасными являются гастроскопия и сигмоскопия. Во II и III триместрах проведение сигмоскопии затруднено вследствие смещения толстой кишки беременной маткой и должно проводиться с крайней осторожностью, так как может стать причиной возникновения схваток.

Применение лучевых методов диагностики во время беременности нежелательно из-за возможного неблагоприятного воздействия на плод и должно оставаться лишь для неотложных ситуаций при развитии осложнений ВЗК.

Ультразвуковое исследование брюшной полости и кишечника является неинвазивным, безопасным для матери и плода и служит источником ценной информации об активности заболевания, протяженности поражений и развитии осложнений.

Особое внимание в исследованиях последних лет уделяется проблеме лечения ВЗК у беременных.

Лечение ВЗК в период беременности. Стандартная терапия ВЗК в зависимости от тяжести течения включает препараты 5-АСК (легкие и среднетяжелые формы), кортикостероиды (среднетяжелые и тяжелые формы), иммуносупрессанты (среднетяжелые и тяжелые формы при неэффективности стероидов). Предметом дискуссий остается проблема лечения пациенток с ВЗК в период беременности. Большинство лекарственных средств проникает через плацентарный барьер и может оказывать воздействие на развивающийся плод. Рекомендации по употреблению лекарств и их дозировке часто являются теоретическими из-за недостатка клинических испытаний. Тем не менее, необходимо подчеркнуть, что лечение ВЗК во время беременности представляет меньший риск развития неблагоприятных эффектов, чем активное заболевание. В настоящее время для оценки риска неблагоприятных эффектов лекарственной терапии у беременных разработаны классификации категорий риска применения препаратов в этот период. Наиболее удобной в использовании и часто применяемой на практике является классификация FDA, хотя имеются и другие (классификация FASS — Swedish Catalogue of Approved Drugs (Швеция) и классификация ADEC (Австралия) — Australian Drug). Согласно результатам большинства контролированных исследований в период беременности для лечения пациенток с ВЗК разрешены препараты 5-АСК (Месалазин, Сульфасалазин), глюкокортикоиды, Циклоспорин.

Однако существует ряд условий, при которых указанные выше препараты могут применяться в период беременности. Это, прежде всего, относится к Сульфасалазину, состоящему из сульфапиридина, соединенного с 5-АСК (Месалазин). Сульфасалазин и его метаболиты проникают через плацентарный барьер, угнетают транспорт и метаболизм фолиевой кислоты и могут вытеснять билирубин из его связи с белком, что может повысить риск возникновения ядерной желтухи плода. Несмотря на то, что многочисленные наблюдения не выявили случаев возникновения побочных эффектов у беременных [35], лечение Сульфасалазином следует проводить при одновременном назначении фолиевой кислоты (2 мг/сут) для профилактики дефектов формирования нервной трубки у плода [25].

Что касается препаратов 5-АСК (Салофальк и др.), то контролируемыми исследованиями доказана эффективность и безопасность их применения во время беременности у женщин с ВЗК в дозе, не превышающей 2–3 г/сут (категория В). При этом препараты используются как для лечения активных форм ВЗК, так для профилактики рецидивов [16, 17].

По поводу применения кортикостероидов (категория В) у беременных существует немало возражений, основанных преимущественно на экспериментальных данных. По мнению многих авторов их применение во время беременности должно быть по возможности ограничено, а назначаемые дозы максимально уменьшены [1].
Доказана эффективность иммуносупрессоров (6-меркаптопурин и азатиоприн (категория D)) для лечения осложненных, стероидозависимых и стероидорезистентных форм ВЗК. Однако потенциальное тератогенное и мутагенное действие этих препаратов, полученное в эксперименте, диктует необходимость исключения их применения в период беременности [3, 23].

Метотрексат (категория Х) обладает мутагенными и тератогенными свойствами. Его применение строго противопоказано во время беременности [20].

Циклоспорин (категория D) — мощный иммуносупрессивный препарат с большой частотой развития побочных эффектов на плод [8]. Его применение считается допустимым в случаях стероидорефрактерных форм заболевания как альтернатива хирургическому лечению [35].

Во многих контролируемых исследованиях метронидазол (категория В) показал себя эффективным при лечении активных форм БК, особенно при локализации поражений в толстой кишке и перианальной области. Применение Метронидазола в период беременности ограничено II и III триместрами беременности непродолжительными курсами из-за потенциального риска неблагоприятного воздействия на плод [1, 17].

В последние годы для лечения свищевых и резистентных форм болезни Крона используется инфликсимаб (Ремикейд), представляющий собой антитела к фактору некроза опухоли (категория В). Этот же препарат в настоящее время стал применяться и в лечении ЯК. Однако число исследований, касающихся приема инфликсимаба у беременных при ВЗК, крайне мало.

Высокий риск развития осложнений беременности в группе женщин с ВЗК, согласно данным литературы и результатам собственных наблюдений, позволил нам разработать схемы дифференцированного подхода к лечению ВЗК в зависимости от репродуктивных планов женщин. Выделены три схемы.

Первая схема предусматривает лечение женщин репродуктивного возраста, не планирующих беременность. В этой группе терапия ВЗК не отличается от общепринятых схем и зависит от тяжести заболевания и наличия осложнений.

Вторая схема используется для лечения женщин, планирующих беременность. Результаты наших исследований свидетельствуют, что оптимальным временем для зачатия является период стойкой ремиссии ВЗК. Поэтому при наличии воспалительного процесса в кишечнике этой группе женщин проводится агрессивная терапия в зависимости от тяжести заболевания. По достижении ремиссии в качестве поддерживающей терапии допустимым является назначение препаратов 5-АСК в дозах, не превышающих 2 г/сутки. Применение иммуносупрессантов необходимо прекратить не менее чем за три месяца до предполагаемого зачатия из-за высокого риска развития тератогенных эффектов. Важное место в подготовке к наступлению беременности занимает метод гипербарической оксигенации (ГБО). Наш опыт включения ГБО в комплексную терапию ВЗК на исходе обострения и в качестве мероприятия по поддержанию ремиссии свидетельствует о постепенном улучшении состояния кишечной микрофлоры, восстановлении слизистой оболочки кишки при ежегодном применении ГБО в течение не менее 6 лет [2]. Это позволяет длительно поддерживать ремиссию, что особенно значимо для пациенток, планирующих беременность. Поэтому женщинам с ВЗК, готовящимся к наступлению беременности, рекомендуется ежегодное прохождение курсов ГБО, состоящих из 10 сеансов.

Третья схема используется в ситуации, когда обострение ВЗК возникает во время беременности или в послеродовом периоде. В этих случаях применяются препараты 5-АСК в дозах, не превышающих 3 г в сутки. При среднетяжелых и тяжелых формах ВЗК могут применяться глюкокортикоидные препараты. При неэффективности консервативной терапии в качестве альтернативы хирургическому лечению может применяться циклоспорин в сочетании с приемом фолиевой кислоты 2000 мкг в сутки для профилактики пороков развития нервной и сердечно-сосудистой систем плода. При развитии осложнений ВЗК или тяжелых обострений, резистентных к консервативной терапии, проводится хирургическое лечение.

При тяжелых обострениях в послеродовом периоде, требующих назначения высоких доз глюкокортикоидов, необходимо переведение ребенка на искусственное вскармливание.

Показания для хирургического лечения во время беременности те же, что и вне беременности. После операций колэктомии и наложения илеостомы, проведенных во время беременности, беременность обычно протекает без осложнений.

В нашем сообщении, посвященном проблеме беременности при ВЗК, нельзя обойти вниманием и группу мужчин детородного возраста, страдающих ЯК и БК, и довести до сведения врачей сведения о необходимости информирования мужчин, планирующих стать отцами.

ВЗК у мужчин. Считается, что у мужчин, страдающих ВЗК, способность иметь детей, как правило, не нарушена. В то же время абсцессы и свищи в области малого таза при БК в некоторых случаях приводят к расстройствам эрекции и эякуляции [1, 17]. Подобные нарушения могут возникать у пациентов и после хирургических вмешательств, особенно после формирования илеоанального анастомоза. У некоторых пациентов олигозооспермия может быть результатом длительного воздействия активного заболевания, синдрома мальабсорбции.

При длительном (не менее двух месяцев) приеме сульфасалазина у 85% больных уменьшается объем семенной жидкости, снижается содержание в ней сперматозоидов, нарушаются их структура и подвижность [44]. Согласно результатам опубликованных исследований, через три месяца после отмены препарата или при переходе на прием месалазина содержание и подвижность сперматозоидов нормализуются [37].

Данные о влиянии глюкокортикоидов на мужскую детородную функцию ограничены. Повышение уровня эндогенных стероидов может приводить к снижению концентрации сперматозоидов. Поэтому применение глюкокортикоидов не должно быть продолжительным.

Вопрос о неблагоприятном влияния 6-Меркаптопурина и Азатиоприна на исходы беременности в том случае, если эти препараты принимал отец, является спорным. И хотя не замечено возрастания риска осложнений беременности в этой ситуации, в единичных исследованиях сообщается об увеличении числа самопроизвольных выкидышей и врожденных аномалий развития плода в случаях, когда отец получал эти препараты в течение трех месяцев до момента зачатия [46].

Согласно классификации FDA, Метотрексат отнесен к категории безопасности X в период беременности. В связи с этим рекомендуется прекратить прием Метотрексата не менее чем за три месяца до предполагаемого зачатия.

Заключение

Таким образом, высокий риск развития осложнений беременности у лиц, страдающих ЯК и БК, диктует необходимость консультирования пациентов еще на этапе создания семьи и планирования беременности. Оптимальным для зачатия является период стойкой ремиссии ЯК и БК.

Пациентки детородного возраста требуют дифференцированного подхода к лечению на разных этапах репродуктивного периода и совместного наблюдения гастроэнтерологом и акушером-гинекологом во время беременности.

Литература

  1. Адлер Г. Болезнь Крона и язвенный колит (пер. с нем.). М.: ГЕОТАР-МЕД, 2001. 527 с.

  2. Григорьева Г. А. Болезнь Крона и неспецифический язвенный колит (клиника, диагностика, дифференциальная диагностика, лечение, диспансеризация). Диссерт. докт. М., 1990. 294 с.

  3. Шехтман М. М. Руководство по экстрагенитальной патологии у беременных. М.: Триада-Х, 1999. 790 с.

  4. Arkuran C., McComb P. Crohn’s disease and tubal infertility: the effect of adhesion formation // Clin Exp Obstet Gynecol. 2000; 27: 12–13.

  5. Asimakopoulos G. Pregnancy and inflammatory bowel disease // Rev Med Chir Soc Med Nat Iasl. 2004; 108: 46–50.

  6. Baiocco P. J., Korelitz B. I. The influence of inflammatory bowel disease and its treatment on pregnancy and foetal outcome // J Clin Gastroenterol. 1984; 6: 211–216.

  7. Beniada A., Benoist G., Maurel J., Dreyfus M. Inflammatory bowel disease and pregnancy: report of 76 cases and review of the literature // J Gynecol Obstet Biol Reprod. 2005; 34: 581–588.

  8. Bermas B. L., Hill J. A. Effects of immunosupressive drugs during pregnancy // Arthritis Rheum. 1995. Vol. 17. P. 1722–1732.

  9. Bomford J. A. L., Ledger J. C., O`Keefe B. J. et al. Ciprofloxacin used during pregnancy // Drugs. 1993. Vol. 45. P. 461–462.

  10. Bortoli A. Inflammatory bowel disease and pregnancy. Preliminary results of a European multicenter prospective case-control study // Journal of Crohn`s and colitis. 2008; 2: 2–3.

  11. Brandt L. J., Estabrook S. G., Reinus J. F. Results of a survey to evaluate whether vaginal delivery and episiotomy lead to perineal involvement in women with Crohn‘s disease // Am J Gastroenterol. 1995; 90: 1918–1922.

  12. Bush M. C., Patel S., Lapinski R. H., Stone J. L. Perinatal outcomes in inflammatory bowel disease // J Matern Foetal Neonatal Med. 2004; 15: 237–241.

  13. Calderwood A. H., Kane S. V. IBD and pregnancy // MedGenMed. 2004; 6: 14.

  14. Caprilli R., Gassull M. A., Escher J. C. et al. European Crohn‘s and Colitis Organisation. European evidence based consensus on the diagnosis and management of Crohn‘s disease: special situations // Gut. 2006;55 (Suppl. 1): i36–58.

  15. De Dombal F. T., Watts J. M., Watkinson G., Goligher J. C. Ulcerative colitis and pregnancy // Lancet. 1965; 25: 599–602.

  16. Diav-Citrin O., Park Y. H., Veerasuntharam G. et al. The safety of mesalamine in human pregnancy: a prospective controlled cohort study // Gastroenterol. 1998. Vol. 114 (1). P. 23–28 and 32–34.

  17. Dignass A. Crohn`s Disease, Ulcerative colitis and pregnancy // Materials of Falk Symposium. 2002. Freiburg (Germany). P. 51.

  18. Dominitz J. A., Young J. C., Boyko E. J. Outcomes of infants born to mothers with inflammatory bowel disease: a population-based cohort study // Am J Gastroenterol 2002; 97: 641–648.

  19. Elbaz G., Fich A., Levy A., Holcberg G., Sheiner E. Inflammatory bowel disease and preterm delivery // Int J Gynaecol Obstet. 2005; 90: 193–197.

  20. Ferrero S., Ragni N. Inflammatory bowel disease: management issues during pregnancy // Arch Gynaecol Obstet. 2004; 270: 79–85.

  21. Fielding J. F., Cooke W. T. Pregnancy and Crohn’s disease // BMJ. 1970; 2: 76–77.

  22. Fonager K., Sorensen H. T., Olsen J., Dahlerup J. F., Rasmussen S. N. Pregnancy outcome for women with Crohn‘s disease: a follow-up study based on linkage between national registries // Am J Gastroenterol. 1998; 93: 2426–2430.

  23. Gullibrand P. N. Systemic lupus erythematosus in pregnancy treated with azathoprine // Proc. R. Soc. Med. 1966. Vol. 59. P. 834.

  24. Homan W. P., Thorbjarnarson B. Crohn disease and pregnancy // Arch Surg. 1976; 111: 545–547.

  25. Hudson M., Flett G., Sinclair T. S., Brunt P. W., Templeton A., Mowat N. A. Fertility and pregnancy in inflammatory bowel disease //Int J Gynaecol Obstet. 1997; 58: 229–237.

  26. Ilnyckyji A., Blanchard J. F., Rawsthorne P., Bernstein C. N. Perianal Crohn’s disease and pregnancy: role of the mode of delivery //Am J Gastroenterol. 1999; 94: 3274–3278.

  27. Johnson P., Richard C., Ravid A. et al. Female infertility after ileal pouch-anal anastomosis for ulcerative colitis // Dis Colon Rectum. 2004; 47: 1119–1126.

  28. Khosla R., Willoughby C. P., Jewell D. P. Crohn’s disease and pregnancy // Gut. 1984; 25: 52–56.

  29. Korelitz B. I. Inflammatory bowel disease and pregnancy // Gastroenterol Clin North Am. 1998; 27: 213–224.

  30. Kornfeld D., Cnattingius S., Ekbom A. Pregnancy outcomes in women with inflammatory bowel disease — A population-based cohort study //Am J Obstet Gynecol. 1997; 177: 942–946.

  31. Lamah M., Scott H. J. Inflammatory bowel disease and pregnancy // Int J Colorectal Dis. 2002; 17: 216–222.

  32. Lene Riis, Ida Vind, Patrizia Politi et al. On behalf of the European Collaborative study group on inflammatory bowel disease (EC-IBD). Does pregnancy change the disease course? A Study in a European Cohort of Patients with Inflammatory Bowel Disease // Am J Gastroenterol. 2006; 101: 1539–1545.

  33. Mayberry J. F., Weterman I. T. European survey of fertility and pregnancy in women with Crohn’s disease: a case control study by European collaborative group // Gut. 1986; 27: 821–825.

  34. Miller J. P. Inflammatory disease in pregnancy: a review // J R Soc Med. 1986; 79: 221–225.

  35. Modigliani R. Drug therapy for ulcerative colitis during pregnancy // Eur. Gastroenerol. Hepatol. 1997. Vol. 9. P. 854–857.

  36. Mogadam M., Korelitz B. I., Ahmed S. W., Dobbins W. O, 3 rd, Baiocco P. J. The course of inflammatory bowel disease during pregnancy and post partum // Am J Gastroenterol. 1981 a; 75: 265–269.

  37. Narendranathan M., Sandler R. S., Suchindran C. M., Savitz D. A. Male infertility in inflammatory bowel disease // J Clin Gastroenterol. 1989; 11: 403–6.

  38. Nielsen O. H., Andreasson B., Bondesen S., Jacobsen O., Jarnum S. Pregnancy in Crohn’s disease // Scand J Gastroenterol. 1984; 19: 724–732.

  39. Nielsen O. H., Andreasson B., Bondesen S., Jarnum S. Pregnancy in ulcerative colitis // Scand J Gastroenterol. 1983; 18: 735–742.

  40. Norgard B., Czeizel A. E., Rockenbauer M., Olsen J., Sorensen H. T. Population-based case control study of the safety of sulfasalazine use during pregnancy // Aliment Pharmacol Ther. 2001; 15: 483–486.

  41. Norgard B., Fonager K., Sorensen H. T., Olsen J. Birth беременность при взк форум outcomes of women with ulcerative colitis: a nationwide Danish cohort study // Am J Gastroenterolю 2000; 95: 3165–3170.

  42. Nwokolo C. U., Tan W. C., Andrews H. A., Allan R. N. Surgical resections in parous patients with distal ileal and colonic Crohn’s disease //Gut. 1994; 35: 220–223.

  43. 43. Olsen K. O., Joelsson M., Laurberg S., Oresland T. Fertility after ileal pouch-anal anastomosis in women with ulcerative colitis // Br J Surg. 1999; 86: 493–495.

  44. O’Morain C., Smethurst P., Dore C. J., Levi A. J. Reversible male infertility due to sulphasalazine: studies in man and rat // Gut. 1984; 25: 1078–1084.

  45. Ording Olsen K., Juul S., Berndtsson I., Oresland T., Laurberg S. Ulcerative colitis: female fecundity before diagnosis, during disease, and after surgery compared with a population sample // Gastroenterology. 2002; 122: 15–19.

  46. Rajapakse R.O.,Korelitz B.I.,Zlatanic J.,Baiocco P.J.,Gleim G.W.Outcome of pregnancies when fathers are treated with 6-mercaptopurine for inflammatory bowel disease//Am J Gastroenterol.2000;95:684-688

  47. Rogers R. G., Katz V. L. Course of Crohn’s disease during pregnancy and its effect on pregnancy outcome: a retrospective review // Am J Perinatol. 1995; 12: 262–264.

  48. Schofield P. F., Turnbull R. B., Hawk W. A. Crohn’s disease and pregnancy // BMJ. 1970; 1: 364.

  49. Subhani J. M., Hamiliton M. I. Review article: the management of inflammatory bowel disease during pregnancy // Aliment Pharmacol Ther. 1998; 12: 1039–1054.

  50. Willoughby C. P., Truelove S. C. Ulcerative colitis and pregnancy // Gut. 1980; 21: 469–474.

  51. Woolfson K., Cohen Z., McLeod R. S. Crohn’s disease and pregnancy // Dis Colon Rectum. 1990; 33: 869–873.

Ключевые слова: воспалительные заболевания кишечника, период беременности, колит, болезнь Крона, препарат 5-аминосалициливой кислоты (5-АСК), метод гипербарическая оксигенации.

Ю. Б. Успенская, кандидат медицинских наук
Г. А. Григорьева, доктор медицинских наук, профессор
ММА им. И. М. Сеченова, Москва


Источник: https://www.lvrach.ru/2009/11/11184117/


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Беременность и НЯК (язвенный колит) - запись пользователя Tata Малыш появился на свет

Беременность при взк форум Беременность при взк форум Беременность при взк форум Беременность при взк форум Беременность при взк форум Беременность при взк форум Беременность при взк форум

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ